February 9th, 2012

Шопинг с привкусом дежа вю

Мне больше нравятся мои смешные и иронично-колкие тексты, но и глянцевое мИло, и спросом больше пока пользуется больше. Истина, подозреваю, где-то посередине.

Шопинг с привкусом дежа вю

Покупка подержанного всего у обедневших представителей аристократии и просто предприимчивых граждан сегодня есть хороший тон. Блошиные рынки это новомодная фишка для космополитичного мировоззрения, давно вникшего в практичность, а временами и непредсказуемую выгодность сегодняшней тенденции  - приобретать интересные вещицы на развалах.

Это заманчиво, удобно и увлекательно. Cитечко времен Эллочки-людоедочки и платье Шанель времен Шанель. Мельхиоровый комплект из шести вилок и замысловатого вида все еще рабочая лампа, перешагнувшие, ни много ни мало, сорокалетний рубеж. И много других вещиц, сохранивших особый шарм безвозвратно ушедшего. Кроме всего, блошиный шопинг это самый верный и незабываемый способ погрузиться в подлинную культуру и историю отдельно взятой страны.

К моде на барахолки напрямую приложили руку прожженные охотники за стариной, а теперь эти рынки облюбованы и искушенными галеристами, и звездами-небожителями, и бесчисленным количеством современных кутюрье. Одни – в поисках новых идей, вдохновения и хорошо забытого старого, другие – за эксклюзивом, в которым можно щегольнуть на красной ковровой дорожке, третьи – за личным кладом и наживой, все эти скауты с блеском в глазах будут толкаться у вас на пути, если решитесь на это приключение.

Как покупать?
Все расчеты бессмысленны, можно набрести на что угодно за сколько угодно: в лотах на продажу – от монарших ночных горшков до старых велосипедных педалей, а цены определяются просто – что-то среднее между тем, за сколько готовы продать вещь и тем, за сколько ее готовы купить. Умение торговаться не плебейство, напротив, оно возведено тут в ранг искусства, превращающего процесс приобретения в изящную игру. Еще одна хитрость: чем проще одеться, тем удачнее будет поход.


Первой заслуживает упоминания национальная достопримечательность Франции, самый крупный европейский антик-базар de Clignancourt. Сюда скорее за впечатлениями, нежели реальной добычей – если вы не хладнокровный профессионал, прихватите с собой чувство юмора и авантюрный настрой плюс на всякий случай будьте готовы быть обманутыми. А с серьезными же намерениями завладеть несерийными вещами надо в de Vanves: под вежливые напутствия торговцев стариной можно унести достойный винтаж по выгодной цене.



Тренд, заданный самыми умными дизайнерами и знаменитостями не мог не пустить корни в практичной Англии, подверженные ретромании британцы обожают свой рынок Portobello и фанатично скупают предметы, прошедшие испытание временем. Не менее популярен он у туристов – считается, что по настоящему почувствовать дух страны можно лишь вдохнув слегка лежалый запах вещей, в потертостях которых живет история. Тут можно встретить оригинальных мажоров вроде Данилы Полякова или импозантного историка моды г-на Васильева, которые точно не откажут себе в удовольствии совершить экскурс в особую атмосферу старой Британии с получением на выходе уникальных трофеев.



Блошиная культура близка и давней законодательнице европейской моды – Италии. На ее территории в весьма символичной форме сапога россыпью разместилось большое количество крупных и мелких филиалов бэушного шика. В закоулках тихого явно недооцененного склада одного старьевщика в Гроссето мы с удивлением обнаружили с любовью начищенный немецкий автомобиль времен Второй мировой в отличном состоянии и на полном ходу, а дальше – еще много других свидетелей летописи времен, мгновенно вызвавших неподдельное восхищение и желание немедленно заделаться коллекционерами. Мы будто посетили антикварный салон с носителями духа прошлого, где вовсе не обязательно покупать, но положено любоваться и общаться. На деле таких сокровищниц мало, гораздо чаще антикварный шопинг в Италии это раннеутренний базар подержанного добра под какофонию звуков веселой шумной страны.



Рынок в московском Лианозово откровенно ближе к определению барахолка, нежели к уже сложившимся представлениям от европейских аналогов. Тем не менее, усердное его посещение от случая к случаю вознаграждает коллекционеров вполне себе предметами, попадающими под понятие раритет. В Измайловском вернисаже экстерьер благообразнее, но это показное, для дилетантов: на малоценные сувениры не с очень искусным налетом древности и грубоватые подделки знаток даже не посмотрит. Конечно, на обоих развалах качество тонет в количестве, но даже при единоразовой прогулке просто любопытствующего за чисто символическую цену можно купить частицу памяти о навсегда ушедшем – какую-нибудь совковую классику – или инвестировать в уже постсоветский подлинник, которому в будущем суждено стать капиталоемкой ценностью.



Не обойти вниманием нашего обзора и знаменитый одесский блошиный рынок, разрастающийся по выходным во все стороны от Староконного, это самое колоритное место городка. Веселый гул улочек таит всякую всячину от старых пуговиц до добротно прошитых вымпелов бывшего СССР, а то и вполне функционирующего самовара - тут затейливо залегли целые пласты поколений. Пестрый срез истории манит к себе многих: говорят, про сей живописный клондайк прознали китайцы и после удачной покупки размноженные копии made in China пополняют сувенирные лавки по всему миру. При должном энтузиазме и, немаловажно, удаче (ибо дела с предприимчивыми одесситами это лотерея вдвойне), можно заполучить предметы, в котором застыла целая эпоха. А как бонус обязательно будет куча веселых баек из жизни, приправленных неповторимым одесским юмором.

Фото взяты из интернета.
Это полная статья без редакции и сокращения.
Итоговое на сайте издания